Кирилл Светицкий (kir_t34) wrote,
Кирилл Светицкий
kir_t34

Categories:

ЮЖНЫЙ ПРОЕКТ или взгляд без соплей на территорию, называемую «Грузия»




© Кирилл Светицкий



Вопросы недогадливым

Россия получила нового президента, а новый президент получил застарелые проблемы. В том числе — проблему по имени Михаил Саакашвили. До сего дня проблему эту в Кремле, в министерствах иностранных дел и обороны, в спецслужбах кое-как решать пытаются, за что Родина должна их всех благодарить неустанно.

Потому что они хотя бы пытаются. Но получается плохо — в частности, потому, что в реальности проблема неадекватного поведения Грузии не сводится к Михаилу Саакашвили.

Даже если Господь вдруг безо всякой посторонней помощи приберёт к себе этого Саакашвили, на освободившемся месте тотчас окажется другой — но точно такой же саакашвили. Фамилия при этой должности ничего не меняет в грузинской и мировой политике.

Покупать или шантажировать любого саакашвили абсолютно бессмысленно, ибо перед глазами — пример Эдуарда Шеварднадзе. Уж как высоко поставила его империя, уж как и кормила, и поила, и за границу возила... Все равно в итоге он крепко нагадил в добрую хозяйскую руку.

Как же России следует поступить с Грузией, чтобы навсегда — или хотя бы на длительный срок — обеспечить безопасность своих граждан, проживающих на прилегающих к Грузии территориях? Как надолго заглушить помехи своим геополитическим интересам, регулярно продуцируемые в Тбилиси? Как вообще устранить расположенный в Грузии источник изрядно надоевших проблем? Можно ли сейчас решить все эти задачи, которые не удавалось и не удалось окончательно решить за столетия, прошедшие с момента присоединения Грузии к империи?



Всё это возможно, если в работе с грузинами начать использовать иные методы — а именно те, что учитывают их этнические особенности и современный мировой опыт малонасильственного умиротворения неадекватных.


Чтобы разработать такие методы, политическому руководству России сегодня, во-первых, необходимо чётко, без «общечеловеческих» соплей и романтических воспоминаний о грузинских тостах, то есть максимально прагматично, ответить на пять основных вопросов в следующем порядке:

  1. Чем для России интересна территория, называемая в настоящее время «Грузия», как таковая — то есть за вычетом грузинской политики, грузинских политиков и вообще лояльных граждан данного политического образования?» (При ответе на этот и другие вопросы следует трактовать понятие «интересы России» как интегрированные интересы граждан страны (в том числе постоянно проживающих на территории так называемой «Грузии»); русской промышленности и предпринимательства; русской имперской политики за рубежом в целом.)

  2. Какие действия должно совершить наше государство, какие задачи решить на территории, называемой в настоящее время «Грузия», чтобы принести максимальную пользу вышеназванным интересам России в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе?

  3. Какие механизмы необходимо создать и запустить, чтобы совершить вышеназванные действия и решить вышеуказанные задачи?

  4. Кто, как и когда должен составить план действий?

  5. Кто и каким образом будет управлять механизмами?

Во-вторых, политическому руководству России надо будет определиться с решением комплекса перечисленных вопросов.

В-третьих, начать действовать по комплексному плану — решительно и с умом.



Зачем нам то, что пахнет неприятно

Через 17 лет после разрушения СССР ответ на первый вопрос представляется очевидным и в целом сводится к следующему:

Территория так называемой «Грузии» легитимным путем не определена, так как по всем законам, действовавшим в 1991 — 1992 г.г., власти Тбилиси добровольно и самостоятельно совершили, как минимум, все необходимые и достаточные юридические процедуры отделения от Грузии ряда территорий.

На этих территориях затем легитимным образом были оформлены независимые территориально-политические образования «Республика Абхазия» (РА) и «Республика Южная Осетия» (РЮО). То обстоятельство, что многие государства признают право Тбилиси на владение ранее добровольно отвергнутыми территориями, не способно и никогда не будет способно обеспечить легитимность этих прав.


Несуществующий факт просто не существует — вне зависимости от международного признания. Если мировое сообщество признает, что Антарктиды нет, она от этого не утонет.


Территорию РА и РЮО в подавляющем большинстве населяют люди, которые до разрушения СССР были гражданами Советского Союза и не принимали гражданства Грузии. Таким образом, по законам России — добровольного и всеми признанного продолжателя СССР — они имели и имеют законное и легитимное право на оформление своего гражданства как российского (а не на получение его как бы «со стороны», вроде каких-нибудь беженцев из Мьянмы). За возможность пользоваться этим правом в полной мере жители РА и РЮО борются по сей день. Но уже сегодня российское гражданство большинства из них признано, следовательно совокупные интересы этих граждан нашей страны на историческом (оно же фактическое) месте их проживания становятся первым интересом России на территории, пока формально обозначенной на политической карте мира как «Грузия».

Основа данного совокупного интереса — окончательное решение вопроса о гарантиях безопасности и экономического развития населения РА и РЮО. Эти люди, хранящие свое российское гражданство пуще кошелька, видят решение в юридическом оформлении воссоединения своих территорий с Россией, окончательные формы какового нуждаются в двустороннем (Кремль + Сухум) и трехстороннем (Кремль + Цхинвал + Владикавказ) обсуждении и определении.

Подконтрольная Тбилиси часть Грузии сегодня не производит никакой продукции, которая была бы всерьёз интересна российским потребителям. Она не обладает природными богатствами, которые России были бы интересны (даже «Боржом» нам уже ни к чему, потому как нам и свою качественную минералку девать некуда). Трудовые ресурсы, в силу этнических особенностей, в Грузии также неважные с любой точки зрения, кроме криминальной — как известно, именно территория Грузинской ССР поставила в империю наибольшее число «воров в законе». Все ещё хорошо помнят, как ныне уголовно обвиняемый в Тбилиси Ираклий Окруашвили в бытность свою министром обороны Грузии официально распинался по телевидению на тему ввоза фекалий из его страны в Россию... Государственная политика Тбилиси успешно выкорчевала из обихода своего населения русский язык. Таким образом, у Грузии полностью отсутствуют и в ближайшей перспективе даже в микроскоп не видны никакие интересные России ресурсы.

Однако реальный интерес (второй по счету) Грузия представляет для России как транзитная территория. Через неё тянутся важнейшие наземные транспортные и энергетические магистрали, соединяющие нашу страну с исторически главным и самым надёжным партнёром в Закавказье — с Арменией. Эти же магистрали через Армению тянутся к ещё одному исторически важному партнёру России, который сейчас стремится к роли регионального лидера — к Ирану. Не безынтересен России и транзит в Турцию. Фактически сегодня нормальное функционирование наших военных баз в Армении (также как и армии Армении, воюющей российским оружием) целиком зависит от настроения постоянно враждебных России тбилисских властей. С учетом рельефа местности и сложности армяно-азербайджанских отношений, сегодня «объехать» каким-либо рациональным образом подконтрольную Тбилиси территорию попросту невозможно.

Следовательно, надо изменить эту территорию так, чтобы Россия впредь могла эффективно контролировать и защищать транспортные и энергетические магистрали вплоть до территории союзной Армении.

В-третьих, Грузия интересна нам как плацдарм для создания военных баз конкурентных по отношению к России сил — США, в частности, или НАТО в целом. Задача России в данном случае — сформировать в Грузии и вокруг неё такие условия, когда США и НАТО станет невыгодно и опасно эти базы содержать и охранять.


В трёх шагах от мира

Представим себе, что современная политическая верхушка России вышеназванные интересы своей страны осознала и проявила решимость к началу предметных действий по защите этих интересов. В этом случае процесс создания надёжных гарантий безопасности наших сограждан в Абхазии и Южной Осетии (который можно обозначить как Проект «Воссоединение») будет невозможным без следующего комплекса мер:

  1. Формирование, силами России и её союзников, легитимной политической карты на территории, сегодня сплошь закрашенной в цвета грузинского флага. А именно, с пропагандистски обеспеченного дополнения президентом Медведевым формулы отношений России к Грузии, которую ранее неоднократно произносил президент Путин. То есть фразу «Мы признаём территориальную целостность Грузии...» надо всего лишь дополнить словами «... в её законных и легитимных границах». Законные же и легитимные границы Грузии сегодня не включают в себя ни РА, ни РЮО.

  2. Создание совместных с РА и РЮО рабочих групп, которые определят максимально удобную для России степень интеграции с нею этих образований (после признания Россией их независимости или одновременно с таким признанием).

  3. Решение вопроса «грузинских беженцев» из РА и РЮО на основе предоставления этим беженцам достаточных компенсаций за утраченное жилище и получения от них убедительных гарантий полного отказа от претензий к РА, РЮО и России, а также от попыток вернуться к местам прежнего проживания. Грузия сейчас не желает вести по этому вопросу конструктивные переговоры, однако в рамках комплексного плана вопрос этот может быть решен и без участия официального Тбилиси.

  4. Разработка стратегии признания и интеграции, подготовка законодательной базы и иное организационно-правовое и дипломатическое обеспечение Проекта «Воссоединение».

Что же касается действий по защите транзитных интересов России в Закавказье, то начинать их придётся (как ни странно это для многих прозвучит) с изменения в российских политических кругах, а также в СМИ, мифических и ложных представлений о Грузии, её истории и современности, на прагматические и реальные.

Исторически нынешняя территория, формально называемая «Грузия», состояла из двух частей: восточной (Сакартвело) и западной (Самегрело), к последней с северо-запада также примыкает небольшая по размерам горная Сванети. До IХ в. н.э. на всей территории нынешней Западной Грузии (кроме Сванети) проживали мегрелы (называемые в то время лазами). У них был свой язык, непонятный родственным картвельским племенам из Восточной Грузии, своя государственность и православие в качестве религии, полученной напрямую от греков. В IX — X в.в. н.э. под нажимом мусульман часть картвелов из Восточного Закавказья была вынуждена переселяться в сторону черноморского побережья, на земли лазов, где образовала три зоны своего компактного заселения – Имеретию, Гурию и Аджарию. Мегрелы же были этими «братьями по вере» частью ассимилированы, частью вытеснены в две изолированные друг от друга зоны – нынешнюю Мегрелию у юго-восточных границ Абхазии и Лазистан в северо-восточной Турции.

Вплоть до начала прошлого века только малая часть городского мегрельского населения могла объясняться на картвельском (грузинском) языке.


За годы советской власти мегрельский язык был почти полностью выкорчеван на территории Мегрелии. Тем не менее, и культурно, и психологически, и генетически картвелы и мегрелы по сей день остаются разными этносами, отношения между которыми постоянно напряжены (несмотря на политическую риторику Тбилиси и прикормленной им части мегрельского истеблишмента о «национальном единстве Грузии»).


Напряженность эта даже время от время приводит к вооруженным конфликтам. Подобные же конфликты происходят и со сванами, также имеющими собственный язык, историю и культуру, отличные от насаждаемых Тбилиси в течение почти целого века.

В Ахалкалакском и Ахалцихском районах, которые с юга примыкают к соединяющему Запад и Восток Грузии перевалу, подавляющее большинство коренного населения — армяне, крайне тяжело ощущающие на себе давление этноцентрического режима Тбилиси.

Если, зная все это, взглянуть на карту нынешней Грузии — станет понятно, почему её конфигурация позволяет использовать глубинные и многосторонние межэтнические противоречия как инструмент для осуществления Проекта «Магистраль».

Но этот проект может быть выполнен только с помощью комплексной культурно-информационной и просветительской агрессии.

Состоять такая агрессия должна из нескольких частей, а именно:

В краткосрочной перспективе необходимо будет сформулировать и зафиксировать в сознании населяющих территорию Грузии людей позитивную «русскую альтернативу». То есть хорошенько познакомить их с вариантами реальных планов России в отношении Грузии, которые эти люди способны будут понять и принять как однозначно выгодные для большинства из них. В такой ситуации огромное количество людей (включая часть политического истеблишмента и культурной элиты) начнет искать для себя удобное место в рамках новых привлекательных и конкретных планов. Никто, кроме России, ничего подобного в масштабах всей территории Грузии не предложил по сей день.

И не будет способен предложить в будущем.

Никому это не надо, кроме нас.

Американской армии, например, для обслуживания своих военных баз пары тысяч грузин будет уже много. А Дж. Сорос готов платить зарплату только самым высокопоставленным чиновникам в Тбилиси.

Естественно, на подобные действия России неизлечимые этноцентристы в Грузии будут реагировать с ожидаемой истеричностью, накал которой с удовольствием продолжат спонсировать наши вашингтонские партнёры. Но, в такой ситуации, резкие реакции лишь усугубят и расширят трещины, проходящие сегодня по контролируемой Тбилиси территории.

В среднесрочной перспективе, умелые действия России вполне способны вызвать оформление на территории нынешней Грузии двух и более отдельных конкурирующих государств (помимо РА и РЮО).

Однако задача России заключается именно в том, чтобы географически трещины новых границ прошли с Севера на Юг, параллельно важному для России направлению коммуникаций. Вновь созданным картвельским, мегрельским или иным государственным образованиям (первым делом — их административным и интеллектуальным лидерам) Россия должна превентивно предложить конкуренцию за право выгодной, скорейшей и легальной интеграции с империей. Такая интеграция — объективно единственный сегодня способ радикально поднять жизненный уровень большинства населения названной территории и гарантировать истеблишменту долгосрочную стабильность с сытой жизнью без «цветных» или кровавых революций. Именно так конкурируют сегодня между собой республики бывшей Югославии за право теснее вливаться в ЕС и НАТО. И грех нам не поучиться у своих западных партнёров.

В долгосрочной перспективе вышеперечисленные процессы, контролируемые Россией, должны привести к появлению как минимум одного надежного магистрального коридора, который напрямую соединит нашу территорию с дружественной Арменией, и протянется дальше. С наибольшей вероятностью этот коридор пройдет между землями РЮО и нынешнего Ахалкалакского района (называемого по-армянски «Джавакх»). И тем самым вернёт территориям Западной и Восточной Грузии то естественное раздельное состояние, а каком они исторически пребывали вплоть до 1917 г.

Действия же по защите третьего российского интереса в данном регионе на фоне вышеизложенного представляются очевидными.

Американская экономика, с точки зрения многих экспертов, вошла в очередной цикл замедленного развития. С другой стороны, бурный экономический рост уже одного Китая в ближайшей перспективе гарантирует высокий спрос на российские энергоносители и металлургическую продукцию. В этих условиях грамотная внешняя политика России вполне способна поставить американцев в те же условия, в какие те поставили военные базы СССР в странах Восточной Европы. То есть заставить уйти с территории, которая перестанет быть подконтрольной одному лишь Тбилиси и, таким образом, потеряет своё стратегическое значение как антироссийского провокатора.


В команде нашей «От винта!»
иным послышится «Game over»

За истекшие 17 лет уже слепому стало очевидно, что «разобраться с Грузией» в рамках ныне существующего организационного взаимодействия государственных ведомств России не представляется возможным. Они «заточены» на административный вариант работы, который не имеет завершения во времени. Решение же грузинского вопроса — длительный, но тем не менее имеющий окончание, проект. Следовательно, в данном случае необходим «проектный» режим решения проблемы.

Работа над деталями проекта на первом этапе должна носить секретный характер, иметь хорошее «прикрытие» и идти под эгидой Совета безопасности России. Уже на этапе проекта в этой работе должны участвовать люди, кандидатуры которых Президент России будет рассматривать при назначении на место «реализатора» и главного «ньюз-мейкера» проекта, который по смыслу своей должности будет Полномочным представителем по урегулированию проблем Кавказского региона. Этот полпред должен получить реальные полномочия по координации действий всех российских ведомств, которые по поручению президента страны посчитает необходимым задействовать в решении вышеперечисленных задач.

Таким «ньюз-мейкером» не должна быть «говорящая голова» руководителя пресс-центра, как оно было во вторую чеченскую кампанию, где основную работу делали военные, спецслужбы и МВД. Полпредом по «грузинскому вопросу» должен стать человек серьёзный, умный и авторитетный. Потому что в случае с Грузией основная часть работы ляжет на плечи специалистов в области PR, политических переговорщиков, дипломатов, лингвистов и культурологов. Необходимо будет «с нуля» создавать СМИ, профессионально, интересно и эффективно вещающие и пишущие на картвельском, мегрельском и иных языках Закавказья. Организовывать многочисленные международные гуманитарные мероприятия. Постоянный контакт и совместные мероприятия со спецслужбами и военными, безусловно, также будет необходимы — но не более того.


Российской власти пора стать честной перед собой и не обманываться более в отношении населения Грузии. Типическое его лицо — это не милый Мимино из талантливого фильма режиссера Данелия, давно покинувшего Грузию.

Мимино в реальности нет, и не было никогда.


Реальные лица, которыми Грузия смотрит на нас — это постоянно предававший интересы своей страны, своих товарищей по партии и работе, свой народ Эдуард Шеварднадзе. Это откровенный и честный нацист Звиад Гамсахурдия, в доме которого по-русски говорили только с собакой. Это Михаил Саакашвили, который не нуждается в рекомендациях.

Эту неприятную правду надо выучить. Надо выбить из головы фразы о «братском христианском народе», «общей исторической судьбе» и прочую ахинею, которую с таким мазохистским наслаждением твердят из года в года российские высокопоставленные лица, смахивая скупую слезу умиления.

И тогда быстро придёт понимание факта, что у России есть лишь два пути решения «грузинского вопроса». Первый путь — это постоянно быть ответчиком, позволяя очередному тбилисскому шоумену устраивать провокации, вплоть до кровавых, а затем прятаться за спину наших западных партнёров, хныча и тыча пальцем в Кремль с криком: «Дяденьки, меня эти хулиганы обижают!». На таком пути Россия тупо стоит уже 17 лет, что не привело нас к устойчивому решению ни одной государственно значимой проблемы в Закавказском регионе. И нет оснований полагать, что когда-либо приведет, пусть даже случайно.


Потому что чем меньше мы руководим решением проблемы Грузии, тем больше ею руководят за наш счет.


И никакой «пиар» тут не поможет, потому что пиарить до сих пор нечего. Доказывать же изо дня в день, что это не ты украл шубу, а у тебя украли — дело исключительно вредное, потому что только ещё больше роняет авторитет и портит репутацию доказывающего.

Второй путь — это путь перехвата инициативы. Это презентация собственного проекта развития территории, расположенной между Россией, Арменией и Азербайджаном. Это создание условий, при которых Россия будет играть в игру, правила которой она пишет сама. Играть на своем поле, а не на чужом. Это путь, когда Россия, со всей своей энергетической мощью, будет формулировать вызовы, а США реагировать с замедленной, как минимум, лет на пять экономикой, с шатающимся долларом, с Ираком и Афганистаном в тылу и с не всегда контролируемыми и адекватными саакашвилями на грузинском «фронте».

В начале реализации проекта следует ожидать большого шума со стороны наших западных партнёров. Они, безусловно, будут возмущены «беспардонными и беспрецедентными» действиями России по возвращению себе однозначно доминирующего влияния в Закавказье. Однако в целом стратегически грамотные и результативные действия российских властей в Чечне в период с 2000 года доказывают, что любые крики можно пережить, если движешься в верном направлении с помощью правильно выбранных средств. Тогда поначалу тоже криков было много, но результатом стала фактическая победа в Чечне. А также начало реальной, хотя и крайне болезненной, реинтеграции этой территории в российское правовое, экономическое, политическое и оборонное пространство.

Конечно, Чечня, в отличие от Грузии, формально входила и входит в состав Российской Федерации. Но ведь и Косово было не просто частью унитарной Сербии, а её исторической колыбелью — что не помешало США собрать союзников и отнять у независимого государства, члена ООН, этот регион с помощью грубой вооруженной силы. А затем и признать его независимым от Сербии государством.

И мир не рухнул.

В отличие от Сербии в Косово, Россия в Чечне смогла своё право отстоять.


Но в Грузии дубиной по голове не надо.

Не потому, что негуманно — просто неэффективно получится.


В случае начала реальной работы с Грузией у нашей страны и методы, как сказано выше, должны быть совсем иными — исключительно легитимными, правовыми, добрыми, хотя и под защитой оборонного потенциала.




Tags: Абхазия, Грузия, Осетия, Россия, политика, проект
Subscribe
promo kir_t34 january 31, 2026 04:57 22
Buy for 100 tokens
На этот вопрос ответит Вам небольшой видеорассказ, снятый на материале реальной системной расстановки: Как можно сделать системную расстановку по Skype, читайте и смотрите по этой ссылке. Как с помощью системных расстановок найти любовь и семейное счастье, читайте здесь. Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →